Михаил Красильников (mekras) wrote,
Михаил Красильников
mekras

Лыжный заезд Наро-Фоминск - Тучково. 8-9 января 2006 года


Ещё кое-что из прошлого.



Замученные январскими праздниками, и помня о давнем намерении совершить лыжный поход, решили мы с Татарниковым таки воплотить мечты в жизнь. День Х был назначен на 8 января.

За два дня до того Роман позвонил мне и поручил проложить маршрут (хи-хи!), кило́метров так на 30–35. Причём обязательно меж двух железных дорог, чтобы уехать с одного вокзала, а вернуться на другой. Вооружившись охотничьей картой Подмосковья образца 1989 года (в одном сантиметре 5 километров), я выбрал подходящие ж/д, и при помощи линейки нашел, где расстояние между ними ровно 5 (пять) сантиметров. То что рядом оказался вокзал Тучково я посчитал знаком судьбы, тем более что на другом конце маршрута, располагалось село Татарка. В общем, все указывало, что нам именно туда.

В тот же день были закуплены новые лыжи Tisa и все необходимые причиндалы: крепления, палки, ботинки. Вечером крепления были прикреплены на полагающееся по инструкции место, а утром 9-го числа, с самого ранья, пока меня никто не видит, отправился на Лысую гору вспоминать навыки езды на лыжах. В первые же пять минут катания было совершено падение на попу и погнутие палки. Это ободряло. Через час изображания из себя коровы на льду, я решил, что вспомнил достаточно и отправился до дома.

Дома я напряг свой могучий умище и придумал мысль — посмотреть расписание электричек на завтра. Выяснилось, что последняя электричка с Тучково уходит значительно позже, чем со станции Латышской (куда я планировал выйти). Я напрягся вновь и придумал еще одну мысль — поменять направление движения, т. е. приехать на Латышскую, а уж оттуда на лыжах до Тучково. Выезд был назначен на очень рано, аж на 8:40 утра, с Киевского вокзала.

Те, кто с нами куда-нибудь ходил, в этом месте наверняка подумали: «И конечно же они проспали!». Фиг вам! Мы проснулись вовремя. И даже на электричку успели… Вот только её отменили. Пришлось ждать следующей. Зато обменялись новостями, пофотографировали голубей, посмотрели карту. Кстати о карте. Конечно же я забыл ее дома. Правда у меня была её фотография. А еще у нас был компас, который каждый раз показывал север в разных направлениях. Короче говоря, постепенно все входило в привычное русло…
…до тех пор, пока мы не сели в электричку. Здесь Татарников сделал страшную вещь. Он решил не пить на ход колеса. Я отметил, что сие есть грешно и нам потом аукнется. Если бы я тогда знал, КАК это аукнется!..

Станция Латышская встретила нас пустой платформой, нулевой температурой и нудным голосом «Внимание, поезд… из Москвы…»
Переодевшись, переобувшись, и оставив палки Газова, случайно оказавшиеся в лыжном чехле Романа, мы вышли на тропу войны со слабостью и похмельем. Приняв по пять капель на ход лыжи, мы смело, аки молодые уссурийские тигры, ринулись в лес, по привычке запутывая следы. Через энное время мы вышли к ж/д ветке, которой явно пользовались нечасто. Вела она примерно в нужном направлении, и мы весело покатились по ней. Правда недалеко. Метров через двести уперлись в два ряда колючей проволоки и милого щенка кавказской овчарки, который по счастью был за забором и на поводке.

Глупая идея поехать вдоль забора нам показалась тогда крайне умной, и мы помчались вперед со скоростью улиток. Но опять-таки недалеко, потому что узрели скучающего солдата с автоматом, лениво бредущего нам на встречу. И все бы ничего, но солдат нас тоже узрел и закричал страшным голосом: «В ЛЕС!!!», Татарников не потерялся, спрашивает:

— А можно вдоль забора?

— В ЛЕС!!! — снова закричал солдат и передёрнул затвор.

Пришлось продираться через непролазный бурелом и кустарник в лес. Надо сказать, что в лесу идти было легче — и снега меньше, и не орет никто. Скоро дошли до ручья, через который быстро нашелся заваленный снегом мостик. После ручья, дорогу нам преградила еще одна ж/д ветка, ведущая в зону. Пришлось перебираться и через нее, правда на спуске мы оба искупались в снегу. Пошли вдоль ручья и попали на болото, к счастью, замерзшее. Посредине оного болота, мы осознали, что вернулись к той самой железной дороге, по которой сюда приехали. Огорчились, но делать нечего — путь на север закрыт колючкой и бдительным солдатом. Пошли вдоль путей.



Переходя следующий ручей, нашли след лыжника и отправились по нему. Вскоре показался Наро-Фоминск, а еще через несколько минут, справа от путей нами был замечен монумент. Монумент — это хорошо. Это культура. К культуре надо приобщаться. Решили подъехать и полюбоваться, да и неизвестный лыжник тоже видать был не чужд культуры, т. к. его следы вели в том же направлении.



Перевалив через пути, скатившись с горочки, мы гордо двинулись к памятнику… прямо перед которым, Роман гордо растянулся на ровном месте и сломал палку. Мда. Пофотографировав памятник и сломанную палку, я предложил не терять времени даром и принять. Идея нашла широкое одобрение в массах и я полез в рюкзак за напитками, как вдруг с ужасом понял, что отсутствует купленный намедни термос с горячим чаем, прикрепленный снаружи рюкзака. Ой-ё, шире вселенной горе моё... Чё делать? Правильно! Надо выпить. После сего действа, приняли решение ехать взад. Я искать термос, Роман за оставленными палками Газова.



Термос нашелся почти у самой колючки, там где мы пробирались через кусты. Палки, естественно, уже кто-то оприходовал. Двинулись назад. Ну, в смысле, вперед. Найдя проход между городом и зоной, мы нырнули в него. Роман с одной палкой вызывал всеобщее внимание, собаки выли, дети плакали, женщины крестились… Выехав на асфальтовую дорогу, решили не портить пластик и пойти пешком. Обойдя цивилизацию, снова надели лыжи и бодро покатили вдоль дороги к лесу. Там мы осознали, что преследовавшее нас рычание издавали не проезжающие автомобили, а наши животы. Остановились на обед. Откушав и отпив по сенью древ, с чистой совестью и сытыми желудками направили наши лыжи дальше.



Трудно сказать, сколько мы блудили по лесу, но когда мы выехали к какой-то деревне, было уже темно, на улицах пусто, и спросить, где мы, было не у кого. Но на ловца и зверь бежит. Постояв на перекрестке, мы дождались мужичков, показавших нам дорогу.

Дальнейшие движение вспоминаю как сквозь сон. Сначала мы поехали в одну сторону, потом повернули обратно, затем опять развернулись. И не надо меня спршивать, зачем! После, долго ехали в темноте через поле, наполненное родным запахом коровников… Периодически нас посещали малодушные мысли выехать хоть бы к какой ж/д или найти автобус, чтобы успеть на последнюю электричку. Потом мы выехали к коровнику, и мысль осталась только одна — как можно скорее от него убраться. Сказать, что там воняло — не сказать ничего. Я думал, что стану вегетарианцем…

Ясный ум вернулся ко мне под Таширово. И этим самым умом я осознал, что продвинулись мы всего километров на 7. Наверное в этот момент, когда мы поняли, что уже никуда не успеваем, к нам пришло спокойствие, и мы решили во что бы то ни стало дойти до Тучково. Скинули лыжи, и отправились в путь по асфальту, периодически останавливаясь, дабы восполнить запасы энтузиазма и бодрости из предусмотрительно захваченной мной бутыли спирта.

Татарникову несколько раз звонила мать, то предлагая отправить за ним брата, то еще с какой-нибудь гениальной идеей, писала смс девушка, звонил Газов…

За неспешной беседой дошли мы до Головково. Там мы решили поужинать остатками наших запасов. Выбрали место под фонарем у «новорусского» дома, разложили провиант и приступили к трапезе. Через пару минут, на стареньком «москвиче» мимо проехала компания местных ребят, удивленно рассматривая нас через окна. Еще через пару минут они подъехали вторично, но на этот раз остановились. С интересом спросили откуда мы такие взялись, и чего здесь делаем. Услышав что мы отдыхаем, катаясь на лыжах по лесам, поверили не сразу. Потом рассказали о трудностях местной жизни, о нелегких взаимоотношениях с милицией, расспрашивали нас о себе. Показали в каком направлении нам надо двигаться. Мы доели, попрощались, встали на лыжи и двинулись в лес. Вообще-то предполагалось, что через лес идёт дорога. Нет, нельзя сказать, что дороги не было, она была… Когда-то. Но сейчас она была сплошь перекрыта упавшими деревьями. Так что большую часть пути мы шли по лесу, параллельно дороге. Рома всё время боялся её потерять из виду. Несколько раз натыкались на следы. Иногда пытались идти по ним, но всякий раз они заводили не туда, куда нужно. Пару раз слышали лай собак. Видели табличку, что в этом лесу этих самых собак натаскивают для охоты. Появились нехорошие мысли.



Лес кончился внезапно. В честь радостного события решили добавить допинга и с грустью осознали, что запасы подходят к концу, осталось всего раза на два.

По заледеневшей дороге миновали несколько сёл и дачных посёлков. В одном из посёлков, когда вдалеке стала видна Волоколамка, спешились, упаковались, выбросили Ромину палку, поковыляли дальше. Идти было непривычно и неудобно — ноги никак не хотели гнуться в нужную сторону, руки пытались покрепче сжать палки. На Волоколамке, как ни странно, было немало машин, хотя время всего часа 4 утра. Добрели до шоссе, ведущего в Тучково.

Дальше я шёл, боясь моргнуть, чтобы не уснуть прямо на ходу. Найдя какое-то освещенное фонариком строение, напоминавшее магазин, сели отдохнуть на ступеньках. Вокруг благоухало ароматами очередного коровника. Когда минут через десять я попытался подняться, то удалось мне это с большим трудом. Понял, что если я ещё раз сяду, то уже не встану. О чём и сообщил Роману. Роман выразил со мной горячее согласие.

Через какое-то время унылого передвижения ног, мы обратили внимание, что слева, скрытые от нас деревьями, расположены многочисленные строения непонятного характера. «Тучково?» — эта мысль согревала лучше спирта. Коего, кстати, у нас осталось ровно на один раз. Не смотря на ожидания, надпись «Тучково» появилась внезапно. Но радости от этого не убавилось.

Хотя радовались-то мы рано. Я-то раньше, по наивности, думал, что Тучково — это такой небольшой городок, ну типа Лобни, а оказалось что оно ого-го! Опуская однообразные подробности, пёрлись мы через него порядком. Силы быстро кончались. Даже увиденный Романом переезд, означавший близость станции, не вызвал особой радости. И в общем-то правильно, потому что это была не наша железка. Наша была значительно дальше. Дойдя до неё мы с грустью осознали, что и это ещё не конец. Потому что идти к вокзалу придется через город, который никто из нас не знает, а спросить, понятное дело, сейчас не у кого. Пошли как обычно — на палец, предварительно договорившись на корню пресекать поползновения срезать.

Возле автобусной остановки решили отдохнуть. Стоя. [пауза...] Нет, всё таки сидя. Пока наши ноженьки нежились в бездействии, с балкона близлежащего дома нас упорно облаивала собака. Нам-то пофиг, а вот тем кто жил в доме, сон она попортила. Рома докурил и мы, помахав на прощание собачке, отправились на поиски станции. Вообще-то до неё, как я теперь понимаю, не так уж далеко, но даже тут мы чуть не промахнулись. Когда до станции оставалось метров триста, от дороги, по которой мы шли, ответвлялась еще одна. Роман стал убеждать меня, что нам именно туда. Я чуть было не согласился, но предложил проверить куда же мы шли до этого. Метров через пятьдесят мы увидели... "АШАНчик"!!! Забыв усталость, мы припустили туда аки сайгаки. Набрали всяких вкусностей и на вокзал — жрать, жрать, жрать!

Первая электричка уходила через полчаса, и мы успели (!) на неё точно (!) вовремя (!). Нам достался какой-то особенный вагон — с него гроздьями свисали сосульки. Но нам думать было не досуг, мы залезли в вагон, выбрали место почище, бросили рюкзаки на скамейки, наушники в уши, ноги под лавки, головы на рюкзаки и моментально уснули. Нет! Вру! Перед этим мы допили спирт. Проснулся я уже на подъезде к Белорусскому вокзалу.

На вокзале мы попрощались с Романом, и я пошел покупать билет до дома. Кассирша, пока с умным видом жала на кнопочки, выдала что-то типа: «Ну вот! Всё утро спали, а теперь попёрлись!». Я хотел было ей возразить, но понял, что она права — я проспал все утро, с 5 до 7. Поэтому я закрыл открытый рот, взял билет и пошел на электричку…





Tags: ПВД, Тучково, лыжи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments